Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Москва и Московская область

Адвокат Шинёв Вадим Германович, юридический стаж более 20 лет

Установление факта принятия наследства

Установление факта принятия наследства

Опубликовано 19.04.2013

Апелляционное определение Мосгорсуда от 14 января 2013 г. по делу N 11-289/13 (извлечение)

В силу ч. 4 ст. 35 Конституции РФ право наследования гарантируется.

В соответствии с пунктом 2 статьи 218 Гражданского кодекса Российской Федерации в случае смерти гражданина право собственности на принадлежащее ему имущество переходит по наследству к другим лицам в соответствии с завещанием или законом.

В соответствии со ст. ст. 1111, 1112 ГК РФ наследование осуществляется по завещанию и по закону.

В состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности.

В соответствии с частью 1 статьи 1152 Гражданского кодекса Российской Федерации для приобретения наследства наследник должен его принять.

В силу части 2 статьи 1152 Гражданского кодекса Российской Федерации принятие наследником части наследства означает принятие всего причитающегося ему имущества, в чем бы оно ни заключалось и где бы оно ни находилось.

Согласно части 4 статьи 1152 Гражданского кодекса Российской Федерации принятое наследство признается принадлежащим наследнику со дня открытия наследства независимо от времени его фактического принятия.

В соответствии с положениями части 1 статьи 1154 Гражданского кодекса Российской Федерации, наследство может быть принято в течение шести месяцев со дня открытия наследства.

По правилам части 2 статьи 1153 Гражданского кодекса Российской Федерации, признается, пока не доказано иное, что наследник принял наследство, если он совершил действия, свидетельствующие о фактическом принятии наследства, в частности если наследник: вступил во владение или в управление наследственным имуществом; произвел за свой счет расходы на содержание наследственного имущества.

Анализ указанных выше норм позволяет прийти к выводу о том, что воля на принятие наследства считается проявленной в том случае, если наследник совершает фактические действия, свойственные собственнику. Такими действиями считаются действия, в которых проявляется отношение наследника к наследственному имуществу как к своему собственному, поэтому действия должны им совершаться для себя и в своих интересах.


Таким образом, предъявляя требования об установлении факта принятия наследства, на истце лежит обязанность доказать факт совершения им действий, свидетельствующих о фактическом принятии им наследства, то есть о совершении в отношении наследственного имущества действий, свойственных собственнику имущества.


Как следует из разъяснений, содержащихся в п. 35 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 9 от 29 мая 2012 г. "О судебной практике по делам о наследовании" принятие наследства, причитающегося наследнику только по одному из оснований, исключает возможность принятия наследства, причитающегося ему по другим основаниям, по истечении срока принятия наследства (статья 1154 ГК РФ), если наследник до истечения этого срока знал или должен был знать о наличии таких оснований.

В ходе рассмотрения спора по существу П. указала, что о составленном матерью завещании ей было известно на момент ее смерти, между тем, к нотариусу с заявлением о принятии наследства по завещанию она не обращалась, однако фактически приняла наследство, распорядилась личными вещами М.Б., а именно: шубами, пальто, посудой, хрустальными вазами.

Свои утверждения о фактическом принятии наследства в течение шести месяцев после смерти наследодателя обосновывала свидетельскими показаниями.

Оценив представленные истцом доказательства по делу, в том числе, показания свидетелей, суд пришел к выводу о том, что факт принятия П. наследства не подтвержден, с чем судебная коллегия согласиться не может.

При вынесении судебного решения недопустимо основываться на доказательствах, которые не были исследованы судом в соответствии с нормами Гражданского процессуального кодекса РФ (пункт 6 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. N 23).

Принцип непосредственности исследования доказательств судом установлен и частью 1 статьи 67 Гражданского процессуального кодекса РФ, согласно которой суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Непосредственность судебного разбирательства - это принцип гражданского процесса, определяющий метод исследования доказательств судом и являющийся правовой гарантией их надлежащей оценки, установления действительных обстоятельств дела, формулирования правильных выводов и вынесения правосудного решения. Он заключается в том, что суд, рассматривающий дело, обязан лично воспринимать доказательства по делу, а судебное постановление должно быть основано лишь на исследованных в судебном заседании доказательствах.

В нарушение требований статьей 157, 195 Гражданского процессуального кодекса РФ, суд после отмены в кассационном порядке решения Дорогомиловского районного суда г. Москвы от 29 марта 2011 года в процессе рассмотрения гражданского дела новым составом суда не допросил свидетелей О. и Д., то есть при рассмотрении дела новым составом суда не были исследованы доказательства, положенные в основу судебного решения: показания ранее допрошенных свидетелей.

В связи с тем, что судом нарушен принцип непосредственности исследования доказательств, суд апелляционной инстанции данные доказательства принимает как новые.

Допрошенная судебной коллегией в качестве свидетеля О. пояснила, что является знакомой П. Ей известно, что перед смертью М.Б. несколько лет жила в квартире у дочери, перевезла к ней свои вещи. П. сразу после смерти матери отдала ей цигейковую шубу, принадлежащую М.Б., соседке Б. - вещи матери. Тот факт, что П. распорядилась вещами матери, отдала их соседям по дому, подтвердила в суде апелляционной инстанции и свидетель Д.

Исследовав представленные доказательства в их совокупности, судебная коллегия установила, что П. фактически вступила во владение наследственным имуществом после смерти матери, совершив действия, свидетельствующие о вступлении в фактическое обладание имуществом, принадлежавшим умершей.

При таких обстоятельствах решение суда в части отказа в удовлетворении иска П. не может быть признано законным и подлежит отмене.

Исходя из приведенных обстоятельств, положений закона и разъяснений Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 9 от 29 мая 2012 г. "О судебной практике по делам о наследовании", с учетом пояснений истца и положений ст. 1153 ГК РФ, установив правомерность возникновения наследственных прав П., принимая во внимание, что другим наследником первой очереди после смерти М.Б. является сын М.А., коллегия судей признает за каждым из наследников право собственности в порядке наследования по закону на 1/6 долю в праве собственности на квартиру по адресу: город Москва, ........., дом......, квартира......, изменяя решение суда в части признания за М.А. права собственности в порядке наследования по закону на 1/3 долю в спорной квартире.

Руководствуясь ст. ст. 327 - 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Дорогомиловского районного суда города Москвы от 31 июля 2012 года в части отказа в удовлетворении иска П. отменить.

Исковые требования П. удовлетворить частично.

Установить факт принятия П. наследства после смерти М.Б., умершей... года.

помощь адвоката по наследственным делам в Москве, Подольске